без командного состава

Отряд остался без командного состава. Хотой наполнился ранеными. Люди в окопах замерзали. Развели костры и по очереди грелись около них.

Но моральное состояние не снижалось. Каждый понимал, что наши жертвы не напрасны. Пепеляев вынужден теперь задержаться в Амге. Он не может выступить в Якутск, пока не покончит с нами. А если это ему и удастся, то силы его будут настолько подорваны, что не представят опасности для Якутска.

Начальник одного из пулеметов говорил:

— Мне еще ни разу не приходилось столько стрелять, как сегодня. Выпустили сорок лент. Пулемет выдержал. Задержек и то было мало, а ведь десять тысяч патронов расстреляли. Вот и попробуй подступись! Это им не Амга.

Но Пепеляев торопился. Он приказал генералу Вишневскому ночью произвести еще одну атаку и во что бы то ни стало взять Сасыл-сысы. А сам уехал в Амгу.

Мы ждали нового наступления и были начеку. Пока половина людей отдыхала в юрте, другая половина все время находилась в окопах. Пулеметчики также отдыхали по очереди. По одному заносили и пулеметы, чистили их, смазывали. Теперь они стали работать легко. Из всех разбитых автоматов Шоша собрали два исправных.

Часа в три утра со стороны противника послышался шум. Подготовлялась новая атака. В отряде имелось пять ракет: четыре осветительных и одна сигнальная — красная. О них как-то позабыли и вспомнили только теперь. Когда шум в лесу усилился и стал приближаться, из окопов взвилась одна ракета и, разорвав черное покрывало ночи, осветила поляну, окопы и опушку леса. Следом взметнулась вторая. На короткое время сделалось светло как днем. Затем обе ракеты падающими звездами полетели вниз, мягко стукнулись о землю и с тихим шипением, испуская трепетный матовый свет, угасли. Густой мрак снова окутал поляну, юрту, лес. Началась перестрелка, которая продолжалась до самого утра. Но атака белых не состоялась. Вишневский донес Пепеляеву, что «красные имеют большой запас ракет и беспрерывно освещаются. Это отрицательно действует на дружинников».