Капиталистические аграрные отношения

В казачьих станицах, с одной стороны, вырастала и все более укреплялась кулацкая зажиточная верхушка, а с другой стороны, увеличивалось количество маломощных хозяйств и бедноты. В этом отношении и для терского казачества в той или иной мере характерны имеющиеся данные о классовом расслоении кубанского казачества перед революцией: кулаков—10—15 процентов, середняков—60—65, маломощных—8— 15, бедняков—5—10 процентов.

Капиталистические аграрные отношения настолько глубоко проникли и развились внутри казачьей общины, что кулацкие хозяйства стремились уже вырваться на ничем не стеснявший их простор «хозяйственной инициативы». Никто другой, как «революционное» правительство Терского казачьего войска в 1917 году разрабатывало проект осуществления в станицах столыпинской аграрной реформы — перехода от юртового, то есть общинного землепользования к закреплению в собственность земельных наделов, к созданию особого, вооруженного фермера-казака. Об этом было сообщено на VI войсковом круге (съезде) в феврале 1918 года. То же самое правительство, в интересах кулацких и зажиточных хозяйств, поспешило ликвидировать всю агрономическую сеть из 14 прокатных пунктов, продав сельскохозяйственные машины и орудия «денежным» казакам.

Казак не облагался никакими налогами, но за свои привилегии он платил тяжелую дань многолетней военной службой. Для многих казачьих семейств крайне обременительными были расходы на приобретение коня и другого снаряжения при отправке сыновей на строевую службу. У Терского казачьего войска был даже особый капитал из благотворительных поступлений для оказания помощи бедным семьям. Обычно же деньги на снаряжение бедняка-казака выдавались заимообразно из станичных общественных сумм, а для покрытия долга земельный надел бедняка сдавался в аренду кулацким хозяйствам. В одной только станице Троицкой, например, по рассказам старых казаков, ежегодно сдавались в аренду наделы 8—10 казаков. Как правильно отметил М. И. Калинин, казачество было «наиболее задавленной воинскими нарядами крестьянской массой» и «наиболее некультурным слоем населения».