легко вообразить

На этом основании легко вообразить себе, как преподавались в то время в германских монастырских училищах семь свободных искусств. Там, где это еще водилось, ограничивались большей частью тем, что молодых людей подчиняли богословски — литургической дрессировке. Кругозор средневекового знания, суженный деспотическим вмешательством церкви в чтение и переписывание книг, стал расширяться под влиянием университетов, возникших в XII и XIII веках. Эти учебные заведения стали мало-помалу образовываться из духовных монастырских училищ сначала в Италии и Франции, где университеты Болонский и Салернский, Парижский и Монпельесский были самыми древними. Германия перенесла эти институты на свою почву, и Пражский и Венский университеты были основаны: первый — в 1348, второй — в 1365 году; то были древнейшие из германских университетов; первый, конечно, был скорее славяно-чешским.

Вскоре после этого были основаны университеты в Гейдельберге, Кельне и Эрфурте; затем в XIV и XV веках и далее вплоть до XVIII и XIX веков постоянно открывались новые университеты. Так как нам придется подробнее рассматривать германские ученые нравы при обзоре образования в период Реформации, то здесь мы удовольствуемся некоторыми общими замечаниями. По средневековым понятиям университет вовсе не был заведением в нашем смысле, то есть заведением, в котором преподается совокупность (universitas) наук.

В средневековых высших училищах не только по обыкновению недоставало того или другого факультета, но они по большей части предпочитали заниматься исключительно одной отраслью знания; таким образом, специальностью Салернского университета была медицина, Болонский университет занимался юриспруденцией, а Парижский — богословием. Universitas означало в средние века корпорацию, которая составлялась из студентов и доцентов с целью учиться и преподавать. Знаменитые университеты привлекали к себе громадное число учащихся из всех стран. Общепринятым языком преподавания был латинский, употребление которого придавало средневековой ученой жизни космополитический характер, а корпоративная жизнь учащихся и преподавателей доставляла ученому миру некоторую независимость от церкви. Что же касается преподавания, то оно преимущественно состояло из диктования известных учебных книг и примечаний самого профессора или других ученых. Писаные тетради заменяли печатные книги. Для того чтобы занять какое-нибудь место преподавателя при высшем училище, надо было сперва добиться академической степени, а так как такую степень мог дать только университет, то в этом и заключалась возможность образовать.