Один задавал вопросы

Один задавал вопросы, другой отвечал, тщательно отбирая слова и конструируя фразы таким образом, что все сказанное представлялось двусмысленным. Говорил Кернес много, пересказывал ужасы, через которые ему и другим пленным пришлось пройти. Ощущая бесполезность диалога, капитан, неохотно отрывая от протокола тяжелые от недосыпания и усталости глаза, задавал новые дежурные вопросы, снова утыкался в корявую вязь чужих строчек, делая какие-то пометки. Наконец, ему надоело писать пустую болтовню и он резко прервал монотонную речь подследственного:

— Не верю. Я не верю вам, Кернес. Откуда у вас вот это?

В руке капитана оказались два свернутых в трубочку тонких листа бумаги. Кернес мгновенно изменился в лице:

— Это… Это…

— Это письма маршалу Тимошенко и генералу армии Василевскому.

«Александр Михайлович!

Доволен, что моя первая оказия дошла до вас. Меня интересует ваша точка зрения по второму пункту моих предложений, так как вы ничего не говорите в своем ответе второго гонца. Крайне интересно с артелями Мерецкого, Меркулова и Первухина. Странные люди. Не время говорить о правах, когда надо говорить только об обязанностях. Не правда ли?Парольные связи с моими ближними к вам филиалами даст Кернес, а о ходе нашей работы вас проинформирует мой связник. Третью оказию шлите с новым парольным опознаванием (3-я верт. и 6-я гориз. строки нашего У.К). Вы спрашиваете, ориентироваться ли на роль Бориса Михайловича?Не советую. Устарел и потерял популярность.Слава России!Глава РСНП — генерал-майор (комбриг) И. Бессонов».