По предложению Цицерона

По предложению Цицерона сенат предписал десигнированным консулам сразу же по вступлении в должность выплатить деньги Октавиану и солдатам двух отпавших от Антония легионов. В начале января 43 г. все еще шли дебаты, в ходе которых сторонники Антония в сенате стремились блокировать принятие решительных мер против него.

Консулами 43 г. стали Вибий Пацса и Авл Гирций, один из ближайших сподвижников покойного диктатора (как и Цезарь, Гирций был не только полководцем, но и литератором ему приписывают авторство восьмой книги «Комментариев о галльской войне»). Сенат не мог предоставить им войск, и Панса начал вербовку новобранцев в Италии. Гирций потребовал от Октавиана передать ему легионы, отпавшие от Антония. Это были наиболее боеспособные части.

7 января 43 г. Октавиан по специальному постановлению сената стал, наконец, официальным лицом. Текст решения сената приводит Цицерон в пятой «филиппике»: «Сенат постановил, чтобы Гай Цезарь, сын Гая, понтифик, пропретор, считался сенатором и подавал голос вместе с бывшими преторами; и ему должен оказываться такой же почет, к какому магистрату бы» он ни обращался, какой должен оказываться в соответствии с законом, как если бы он в предыдущем году был квестором». Но фактически Октавиан был уравнен в правах с консулами 43 г., вместе с которыми он получил чрезвычайные полномочия.

Дебаты в сенате окончились неблагоприятно для Антония. Он был объявлен врагом отечества и вместе с ним все его войско, если оно не покинет своего полководца. Сношения с Антонием отныне должны были расцениваться как государственная измена. Одновременно сенат утвердил Марка Брута наместником Македонии и Иллирии с предоставлением ему права командования всеми римскими войсками, там находящимися. Кассию была предоставлена Сирия. Всем римским магистратам, находившимся на Востоке, было предписано выполнять приказы Брута и Кассия.