После Великой Октябрьской социалистической революции

После Великой Октябрьской социалистической революции империалистические и клерикальные круги поставили своей целью оторвать Восточную Галицию, Закарпатье, Западную Волынь и Северную Буковину от Советской Украины, оставить их в сфере своего влияния. Оккупировав эти земли общей площадью 110,6 тысячи квадратных километров с населением 8 миллионов человек, правящие круги буржуазно-помещичьей Польши, боярской Румынии и буржуазной Чехословакии в соответствии с планами международного империализма пытались таким образом создать «санитарный кордон» против распространения идей Великого Октября в странах Центральной и Западной Европы, подготовить плацдарм и надежный тыл для борьбы против Советской власти.

В западноукраинском селе 30-х годов 13,8 процента хозяйств принадлежали кулакам. Эта прослойка сельской буржуазии всегда отличалась консервативностью, враждебностью к прогрессивным идеям, выступала активным защитником эксплуататорского строя. Националистические главари и униатское духовенство хорошо понимали п учитывали классовые интересы и психологию кулаков, па них активно опирались в своей реакционной деятельности. Культ кулака, собственника лежал в основе «программ» клерикально-националистических партий. Один из националистических вождей — В. Липинский называл «энергичный хлеборобский аристократический элемент», то есть кулачество, «национальной элитой».
Лучший заказ клоуна Казань вы не пожалеете.
Ему подыгрывал один из ведущих буржуазно-националистических идеологов Д. Андриевский, заявляя, что именно кулак «даст основу национальной элиты». Разработанная им земельная «программа» легла в основу программы «Организации украинских националистов» (ОУН), четко и недвусмысленно отстаивала право кулацкой частной собственности. Защиту буржуазных устоев в селе националистические деятели маскировали лозунгами «справедливости вообще», «заботой об украинском крестьянине» и тому подобными разглагольствованиями.
Хорошие матрасы венето смотри.
Характерно, что ориентация на кулака осталась в «программах» и нынешних последышей ОУН, окопавшихся на Западе в стане империалистической реакции. Так, на «VI великом сборе» приверженцев Бандеры, возглавляемых ныне его наследником Ярославом Стецько.