С переездом 2-й сотни

С переездом 2-й сотни из Нальчика дивизион становился серьезной революционной силой, поэтому власти попытались, сорвать соединение сотен. По распоряжению начальника области от 16 декабря в селение Эльхотово, через которое, как предполагали власти, будет следовать сотня в город, были экстренно вызваны все старшины с «почетными и влиятельными лицами» Эльхотово, Брута, Зилги, Дарг-Коха и других близлежащих сел, чтобы уговорить всадников вернуться в Нальчик. Для этого посланцы администрации были снабжены «патриотическим» воззванием к всадникам. Вместе с этим в этот же день по просьбе Колюбакипа в городе восставшую сотню посетила группа «почетных стариков-интеллигентных осетин» из отставных офицеров и присяжных поверенных; им было поручено воздействовать на всадников, убедить их подчиниться требованиям: начальства. Но уговоры о прекращении восстания успеха не имели.

В начале восстания Г. Кесаев, Г. Каллагов говорили командиру сотни о многих несправедливостях начальства, чинимых всадникам, о том, что неоднократными жалобами на тяжелое положение всадников и грубое обращение с ними офицеров они ничего не добились. «Теперь же вы напрасно пришли к нам,— сказал Каллагов, и можете нас оставить. Мы сами за себя постоим». Провалилась и миссия «влиятельных осетин» в Эльхотово, ждавших сотню из Нальчика 17—18 декабря. Всадники, отстранив в слободе офицеров сотни, при полном вооружении направились во Владикавказ. Но узнав о затее администрации, они, минуя Эльхотово, через Христиановское и Ардои 18 декабря прибыли в город.

Для руководства восстанием в дивизионе был избран совет из пяти человек во главе с Г. Каллаговым.

Восстание, проходившее в самый разгар вооруженной борьбы рабочих и национально-освободительного движения на Северном Кавказе, еще больше обострило положение в области. Власти признавали, что «военная администрация крайне стеснена» дивизионом, «совершенно распропагандированным и представляющим из себя в областном городе боевой кадр для революционной армии, растущей не по дням, а по часам.