Турции и Мустафа

Турции и Мустафа Кемаль-паша сумели понять историческое значение Великой Октябрьской социалистической революции для Турции и для восточных порабощенных стран и заключили дружеский договор с РСФСР, вопреки бешеной антисоветской пропаганде и противодействию буржуазных дипломатов.

Антанте пришлось пригласить Советскую Россию на Лозаннскую конференцию. Это было сделано нехотя и явилось результатом как нашего настойчивого требования, так и желания турецкого правительства и давления мировой общественности. Правда, Советская Россия была приглашена участвовать в обсуждении только вопроса о проливах. Мы настаивали на участии в конференции по всем вопросам, но это требование Советской России не было принято.

Керзону, Бриану и прочим было ясно, что Советская Россия не согласится ни с каким нарушением суверенных прав турецкого народа и вместе с тем не поступится своими собственными жизненными интересами. Поэтому заправилы конференции постарались обставить наше присутствие в Лозанне такими условиями, чтобы от него не осталось ничего, кроме пустой формальности. Однако Советское государство сумело использовать Лозанну так, что политический и моральный след от наших выступлений там сохранился в умах и сердцах турецкого и других восточных народов и европейском общественном мнении.

Устроители Лозаннской конференции скоро убедились, что выступления Г. В. Чичерина и других наших делегатов воздействуют на широкую общественность, что наши аргументы обнажают захватнический характер требований Антанты. И они поспешно добились того, что вопрос о проливах был изъят из обсуждения в соответствующей комиссии и передан в подкомиссию «экспертов», и притом без нашего участия. Мы протестовали против этой наглой махинации. Наша делегация в Лозанне проводила ленинскую политику мира, будучи готова пойти на весьма значительные уступки, чтобы добиться мира.