вначале отделаться шутками

Реуф-бей старался вначале отделаться шутками: это, мол, будет очень хорошо для Турции — тем самым разрешится вопрос о проливах, и Россия должна быть довольна. Потом он вдруг добавил, что турецкому правительству об этом ничего неизвестно, и осведомился, откуда у меня такие сведения. Я ответил, что эти сведения дошли до Москвы.

Реуф-бей позвал своего адъютанта и продиктовал ему при мне телеграмму Рефет-паше, представителю анкарского правительства в Константинополе, с запросом о работах англичан, приказал зашифровать и отправить по указанному адресу. Было очевидно, что все это не более, как демонстрация.

После 15 января мы еще несколько раз встречались с премьер-министром Реуф-беем, но беседы наши были, по сути дела, повторением предыдущих. Реуф-бей отговаривался либо неполучением сведений из Лозанны, либо вообще своей неосведомленностью, сопровождая эти увертки бесконечными льстивыми уверениями в преданности, уважении, дружбе и т. п.

Я получил сообщение из Москвы, что в таинственных недрах «комиссии экспертов» без нашего участия закончено составление проекта конвенции о проливах и этот проект предполагается огласить на пленарном заседании комиссии по проливам. Наша делегация узнала это случайно, увидев напечатанный проект конвенции у одной из делегаций. Я попросил свидания с Реуф-беем и заявил ему: мне очень досадно, что турецкая делегация не поделилась с нами этими сведениями, что она, к сожалению, как и союзники, скрыла от нас выработанный текст.

Реуф-бей стал уверять меня, что еще не все согласовано в проекте конвенции и еще идут споры между Исмет-пашой и союзниками.

— Значит,— ответил я ему,— вы подтверждаете, что конвенция составлялась без нас, составлялась втихомолку от советской делегации!

Почувствовав, что он попал в неловкое положение, Реуф-бей пытался оправдаться. Насколько я знаю, заявил он мне, никто, в том числе и турецкая делегация, не пытался скрывать этих документов. Тут какое-то недоразумение. Я запрошу Исмет-пашу. Он так занят, так занят, не догадался, видно, проверить.