Взошедший на престол

Взошедший на престол и принявший присягу чинов двора царевич (или претендент) становился великим государем царем. Следующие недели подьячие центральных приказов были загружены написанием и рассылкой кресгоцеловальных грамот во все уездные города и полки, где одновременно с приведением к присяге новому царю служащих и окрестных жителей грамоты переписывались и отправлялись в села, станицы, на промыслы и зимовья, в пограничные отряды и т.п. К венчанию же готовились спокойно, с расстановкой, месяцами (за исключением, разве что, узурпатора Василия Шуйского). Но и Шуйский напрасно торопился: преступлением, изменой государю считалось именно нарушение крестного целования, как заявили в знаменитой речи о прекращении междоусобия патриархи Иов и Гермоген.

Если церемония Дмитрия-внука представлялась самим составителям чина сравнительно камерной, а венчание Ивана IV не произвело особого впечатления на современников, то уже в Пространной редакции чипа Грозного подчеркивался в высшей степени публичный характер замышляемой церемонии. Помимо московского дворянства, духовенства и многого множества чиновников на венчании предусматривалось присутствие «всенародного множества православных крестьян, им же несть числа», «всенародного многого безчисленного множества» (С. 80, 93).

Именно о таком людском море, остро нуждающемся в устроении, повествует чин Федора Иоанновича (С. 107, 119—120). При венчании Марины Юрьевны практичный Лжедмитрий I назначил «по пути усграивати народы» 6 стрелецких полковников, 20 сотников, личную охрану и стрелецкий полк. Этот караул сохранился при венчании новоизбранного Михаила Федоровича Романова, когда «народа» стало, если это возможно, еще больше, а главное — «вси людие» выражали чувства, па которые надеялись чиностроители Ивана Грозного в Пространной редакции его чина, веля звонить колокола с самого начала церемонии и рассылать по храму надзирателей.